Сибирские леса стали гореть чаще из-за глобального потепления, сообщает «РИА новости». Повышение температуры лишает елей и кедров запасов воды, а иссушенные деревья становятся легкой добычей для вредителей и огня.

© Alin Brotea | Shutterstock.com

Ель и кедр — влаголюбивые виды хвойных деревьев. Сухость и удлинение вегетационного периода (в связи с потеплением) доволен насекомым, населения, которые все больше и расселяются дальше к северу и высокогорью.

В последние несколько лет природный пожар в Забайкалье, на юге Сибири и в некоторых частях Европейской части России участились и стали более масштабными. В 2016 году пожары нанесли ущерб в 12 миллиардов рублей, в 2015 году — 60 млрд рублей.

Изменение климата-не единственная, но важная причина роста противопожарной деятельности. И еще один подъем температуры, которая, по прогнозам ученых, в XXI веке на 1,1–6,4 градуса по Цельсию, приведет к метаморфозам в модели выпадения осадков, потоков и структуры экосистем в целом.

Вячеслав Харук из Института леса РАН в Красноярске и его российские и зарубежные коллеги смотрели живые деревья и деревья, которые погибли из-за влияния климата на горных склонах Алтая. Оказалось, что повышение температуры действует на деревья, растущие на равнинах на юге Сибири, в горах и на севере. На юге леса пострадали от глобального потепления больше всего — деревья страдают от недостатка воды, медленнее растут, умирают раньше.

В горных районах леса, наоборот, чувствовать себя хорошо и при повышенной температуре. Пихты и кедры растут на 50-90 % быстрее «поднимается» к вершинам гор (на 150 м за время наблюдения). На севере Сибири, кедр, лиственница и пихта также ускорили рост по сравнению с 1960-х годов.

Харук считает, что искусственное восстановление кедровых и пихтовых свиней на юге бесполезно. Сохранить леса можно, заменив виды на засухоустойчивые.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ